Из тупика: Франция против коронавируса

Павел Кухмиров 26.10.2020 17:26 | Общество 43

Эпидемия коронавируса начала набирать обороты во всём мире и даже в самой благополучной его части — в Европе.

Уже с этого месяца ограничительные меры начали вводить в целом ряде стран, в том числе и во Франции.

Даже при поверхностном рассмотрении ясно, что это — весьма ограниченные меры. Сейчас ни о каком тотальном карантине и самоизоляции речь уже не идёт, даже несмотря на статистику заболеваемости. Цифры порой доходят до 8000 новых случаев в день.

В современной Франции ношение масок уже стало обязательным во многих городах, в том числе и на открытом воздухе. С 1 сентября такие нормативы были введены в школах и на рабочих местах республики.

И в целом французское общество эти меры одобряет.

Когда 29 августа в Берлине более 30 000 человек выступили против карантинных мер, в Париже только несколько сотен последовали призыву «антимасочников» игнорировать обязанность их ношения.

И разница вполне объяснима.

Но вовсе не неприятные требования, такие, как обязанность носить маски, являются приоритетной темой для нынешней Франции, а угроза повторной масштабной изоляции. Страх перед которой — главный сегодняшний побудительный мотив и французского государства, и французского общества.

Франция в тупике

Недавно начавшее работу правительство Жана Кастекса ещё перед летними парламентскими каникулами должно было провести представление своего пакета восстановления экономики после карантина в размере 100 миллиардов евро.

Но оно было отложено.

Новое правительство вынуждено было опять отдать приоритет мерам безопасности. И очевидно, что главной задачей всех его действий является избегание нового тотального карантина (и связанной с ним остановки экономики) любыми средствами.

Фактически, экономические и социальные затраты на всё это вторично будут фатальными для Франции. В этом случае экономический исследовательский институт OFCE опасается снижения валового продукта французской экономики минимум на 14% по сравнению с прошлым годом, при скромном восстановлении чуть более чем на 5% в 2021 году.

А ведь сейчас даже без повторной остановки экономики в этом году спад по его итогам может достичь 9%, что означает стопор для целых отраслевых сегментов, а также до 720000 новых безработных.

По факту уже сейчас французская экономика находится в глубоком нокдауне и повторного удара может просто не выдержать.

Таким образом, направление работы для правительства становится ясным: настроить страну на жизнь с вирусом и двигаться вперёд, не обращая внимания ни на какие издержки.

По представлениям президента Макрона, в основе стратегии возрождения экономики его страны должна стоять её трансформация: перестройка всех сторон жизни общества таким образом, чтобы оно могло работать в условиях эпидемии без остановки производства.

В противном случае Франция останется в том же тупике, в котором оказалась сейчас.

Время щедрого государства

Правительство Франции чётко дало понять, что акцент в его политике подъёма страны после пандемического удара должен быть сделан на мерах по стимулированию производства и на инвестициях.

В первую очередь — государственных.

Для этого уже сейчас отменяются до сих пор сохранявшиеся монетарные меры. Министр экономики Бруно Ле Мэр озвучил фактический девиз такой политики, сказав: «Это время щедрого государства». Очевидно, имея в виду, что бюджетной экономии не будет.

100 миллиардов евро, на которые по-прежнему рассчитываются меры восстановления, превышают аналогичный пакет после финансового кризиса 2008 года в четыре раза и составляют около трети государственного бюджета.

В качестве источника финансирования рассматривается Фонд помощи ЕС (40 млрд. евро нового госдолга)

Правительство Франции стремится снова достичь уровня валового национального продукта 2019 года к середине 2022 года — к концу срока полномочий Макрона.

Достигнутыми эффектами роста правительство надеется компенсировать новый государственный долг, необходимый для финансирования его плана восстановления (уровень долга, как ожидается, вырастет более чем до 120% ВВП) к 2025 году.

При этом повышение налогов для финансирования восстановительного пакета категорически исключается.

Экология, конкурентоспособность и солидарность

План, представленный как большой инвестиционный пакет, сосредоточен вокруг трёх центральных тем: экологии, конкурентоспособности и солидарности.

То, что программа восстановления не должна служить беспрекословному сохранению существующих структур и практик, а должна использовать кризис для прорыва в будущее, ещё с весны, как мантра, повторялось неоднократно с самых разных сторон французской политики.

Учитывая рост популярности «зелёных» на европейских и местных выборах, правительство также не могло уклоняться от этой проблемы. 30 миллиардов евро оно теперь хочет вложить в экологические проекты, сосредоточив внимание на продвижении чистых транспортных средств и энергетической инфраструктуре.

Правительство уже представило «зелёный» план реконструкции автомобильной промышленности, который поставил перед собой цель сделать Францию одной из первых в Европе по производству «чистых» автомобилей.

При этом правительство делает ставку на поощрительные премии за покупку электрических и гибридных автомобилей, а также на переоборудование двигателей внутреннего сгорания.

Но кредитные гарантии производителям также привязаны к восстановлению объёмов производства, как и в случае с Renault, что периодически создаёт противоречия интересов с экологическими организациями.

Задача примирить необходимость восстановления экономики с требованиями экологов также становится для французского правительства одной из основных.

Релокализация

При этом в новом плане France Relance правительство делает теперь акцент на разработку альтернатив автомобильному транспорту в общественной инфраструктуре.

В дополнение к помощи муниципалитетам в расширении безопасных велосипедных дорожек, это включает в себя больше средств для расширения железнодорожного транспорта, повторной эксплуатации остановленных и дальнейшей эксплуатации готовившихся ранее к закрытию железнодорожных маршрутов.

Отсутствие или угроза железнодорожному сообщению многих малых городов уже становилась одним из поводов протестов «жёлтых жилетов».

Но если в начале правления Макрона всё ещё шла речь о закрытии добрых 9 000 км железных дорог, то теперь правительство полностью переключает приоритеты. Помимо пассажирских перевозок, предполагается расширить и ранее приходивший в упадок грузовой железнодорожный транспорт.

Помимо этого, особое значение в плане правительства занимает т.н. «релокализация», т.е. перенос производственных линий и исследовательских мощностей, ранее переданных на аутсорсинг, во Францию ​​— в целях укрепления стратегического суверенитета Франции и Европы.

Из Франции снова хотят сделать индустриальную нацию, таково видение премьера Кастекса.

И наконец, что не менее важно, набор инструментов включает значительные налоговые льготы. Снижение налога на производимую продукцию на 20 миллиардов евро в следующие два года должно помочь достичь большего «равенства сторон», особенно в соперничестве с «близкими» конкурентами из Евросоюза.

В свою очередь, правительство ожидает, что компании строго придержатся курса на сохранение и создание новых рабочих мест.

Однако оппозиция и профсоюзы упускают из виду тот факт, что корпоративная помощь связана с чёткими и обязательными условиями обеспечения работы, профессионального обучения или экологических обязательств.

Впрочем, судя по заявлениям премьера, этот нюанс ещё будет рассматриваться в дальнейшем.

Социальный вопрос

Может ли план France Relance также решить социальные проблемы и удовлетворить ожидания французов, ещё предстоит выяснить.

Многие наблюдатели ожидают, что осенью, с ростом корпоративных провалов и связанным с этим ростом безработицы, социальный вопрос снова выйдет на первый план.

К концу года «Банк де Франс» ожидает роста безработицы до 11%.

Даже если политика восстановления приведет к возрождению рынка труда, новый спрос может поглотить работников из секторов, которые больше не восстановятся или — как, например, авиация — должны быть возвращены на более скромный уровень развития в ходе планов эпидемиологической трансформации. Таково мнение экспертов.

Франции в любом случае грозит повышенный уровень структурной безработицы.

По опросам ежедневной газеты Libération, для 48% респондентов вопрос трудоустройства или борьба с безработицей — это самая актуальная тема, а для 46% критическим является сохранение и расширение системы здравоохранения. Что само по себе говорит о многом.

Можно заметить, что нынешние меры просто беспрецедентны. Особенно в свете политики экономического неолиберализма, последовательно проводившейся в Евросоюзе долгие годы.

Помимо насущной необходимости для восстановления тяжело пострадавшей французской экономики, это связано ещё и с потерей популярности президента Эммануэля Макрона, которую он стремится вернуть.

Согласно результатам опроса Viavoice, только 22% французов хотят переизбрания Макрона на второй срок. Однако из этой формальной слабости президента его политические конкуренты в настоящее время вряд ли могут извлечь выгоду — почти половина респондентов заявляют, что они не доверяют ни одному политику.

И, тем не менее, электоральный момент тут имеет, скорее, второстепенное значение.

Характер происходящего показывает, что пандемия имела куда более серьёзные последствия как экономического, так и политического характера, чем ожидалось ранее.

И сейчас, по её итогам, на локальном уровне происходит самая настоящая медленная смена концепции развития.

Насколько это явление затронет другие европейские страны — отдельный вопрос.

Пока же Франция готовится «жить с вирусом». И эта новая жизнь, очевидно, будет включать в себя не только маски.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора