Пропал антибиотик. Как Россия осталась без лекарств в пандемию коронавируса

Анастасия Милюкова 3.12.2020 20:43 | Общество 93

За время пандемии в России от коронавируса умерла 41 тысяча человек. Только в ноябре процент умерших от всего количества составил более 40%. Это самые высокие показатели смертности, начиная с 1945-го года. Остается только гадать, какое количество погибших вовремя не получили медикаментозную помощь.

Эта проблема кажется неочевидной для тех, кто не сталкивался с ней или живет в столице. Однако достаточно вбить поисковый запрос в интернете, чтобы понять, что с ситуацией полного отсутствия антибиотиков столкнулись целые города и регионы. Последние полтора месяца в простой аптеке зачастую невозможно купить лекарства как для лечения коронавируса, так и простые противовирусные препараты. Если в Москве ситуацию с отсутствием лекарств местные власти хоть как-то могут контролировать, то в регионах все складывается намного хуже. Readovka разбиралась, почему в России пропали антибиотики в разгар пандемии, и кто имеет к этому отношение.

Отправляемся на поиски

Об отсутствии антибиотиков в российских аптеках снова заговорили в начале ноября. Среди исчезнувших лекарств «Азитромицин», который врачи чаще всего назначают при лечении коронавирусной инфекции. Также пропали «Таваник», «Сумамед», «Амоксиклав».

Пропажу фармацевты и власти связали с несколькими факторами.

Главным из них называют высокий спрос на препараты среди населения. Несмотря на то, что антибиотики в аптеках обязаны отпускать по рецепту, немалое количество аптек пренебрегает этим правилом и продает их всем желающим в погоне за выручкой.

Другой возможной причиной назвали новый закон, вступивший в силу в России в июле этого года, и обязавший фармацевтические компании наносить маркировку на упаковках. Правда, через некоторое время правительство решило изменить его и сделать рекомендательным для фармацевтических компаний. Лекарства в аптеках после этого так и не появились, а это доказывает, что эта причина была надуманной.

Поэтому вопросов об отсутствии антибиотиков в аптеках возникает все больше.

Ключевой — почему производители, зная, что осенью будет вторая волна пандемии коронавируса, не подготовились к ней и не нарастили производство?

Новые рельсы российской фармацевтики

В начале 2020 года Китай и Индия в связи с коронавирусом прекратили поставку сырья в Россию. Страны сосредоточились на внутреннем рынке. Важную роль также сыграла экологическая реформа, которую провели в поднебесной в 2019 году.

Начиная с 1991 года производство суспензий, необходимых для производства антибиотиков, в России сократилось более чем в 20 раз. Поэтому основным поставщиком сырья для изготовления лекарств в стране стали Китай и Индия. Это обусловлено многими факторами. В 2019 году Китай оставался абсолютным лидером поставок АФС в Россию — 51,7% в натуральном объеме и 17,9% в денежном выражении. В этом же году Россия импортировала из поднебесной 299 наименований сырья.

Индия в 2019 году поставила в Россию гораздо меньше активного фармацевтического сырья 234, 58 из которых уникальны. Это 26% сырья в натуральном объеме и 11,6% в денежном выражении. На протяжении всего года объем индийского импорта вырос почти на 20%. То есть доля импортного сырья составила около 80%. Можно говорить о том, что российская фармотрасль полностью зависима от сырья Китая и Индии.

«Можно взять любой препарат российского производства и с вероятностью 99% он будет сделан из импортного сырья. Даже простейший парацетамол и тот производится лишь в двух местах в стране. Производить в России можно было бы. Только из чего?» — отмечает в личной беседе с Readovka фармацевт Василиса Тиль.

В первые месяцы пандемии в России фармацевты импортировали активные фармацевтические субстанции (АФС) на 22,6 млрд рублей. Эта сумма на 18,5 % больше, чем было в 2019 году. В страну ввезли 2,2 тысяч тонн фармсубстанций. На первую волну коронавируса импортированных суспензий хватило. Однако сезонный рост спроса в октябре-декабре, умноженный на истерию вокруг коронавируса, оставил российские аптеки без необходимых антибиотиков. Сложилась патовая ситуация. Стране нужны антибиотики, а делать их не из чего.

Коронавирус без лекарств

Существует госреестр зарегистрированных на территории РФ лекарственных средств, в который включены как сами лекарства, так и фармацевтические субстанции (фармсырье, из которого производятся лекарства). Например, возьмем популярный антибиотик «Азитромицин», который используют при лечении коронавируса. Всего в России зарегистрировано 10 производителей фармсубстанций, 4 из них фармзаводы из Китая, 2 находятся в Индии. Также присутствует сырье из Испании и Хорватии. И всего лишь одна российская компания.
Еще один пропавший антибиотик «Амоксиклав». Его производителей в РФ зарегистрировано также 10. Снова лидирует Китай: 8-ми фармацевтическим заводам из поднебесной принадлежит сырье, из которого делают это лекарство. Остальные два находятся в Австрии.
Антибиотик «Таваник», который также исчез из аптек, имеет также 10 производителей фармацевтических субстанций. Индии принадлежат 4, 3 уже Китаю, а остальные разбросаны по Европе. И только одна российская компания занимается производством сырья для лекарства.

Правительство и в целом Россию не устраивает такое положение дел, поэтому кабмин разработал систему поддержки отечественных фармкомпаний, нацеленную на импортозамещение как самих лекарственных средств, так и фармацевтических субстанций. Производители получают многомиллионные субсидии в обмен на обязательства разработки и производства аналогов импортных препаратов. Однако как показывает практика все не так гладко.

Куратором программы со стороны правительства стал Минпромторг. Она стартовала в 2015 году, а спустя 4 года импорт лекарств и фармсубстанций не только не сократился, но и существенно вырос. Минпромторг и федеральное казначейство активно судятся с провалившими программу фармпроизводителями.

Арбитражные суды Москвы и Курганской области рассматривают иск федерального казначейства к фармакомпании ОАО «Синтез» о взыскании почти 180 млн рублей, ранее выданных компании в качестве субсидии. Арбитражный суд Москвы также рассматривал иск Минпромторга к компании АО «Р-Фарм» на 44 млн рублей. Фармацевты провалили четвертый этап разработки и открытия производства на территории России. Суд обязал компанию выплатить 12 млн рублей.

На фоне всего происходящего в стране никто не собирается развивать производства. Ежедневно от коронавируса умирает несколько сотен человек, но чиновники все равно продолжают диктовать свои правила производства сырья для антибиотиков. Страну накрыла вторая волна пандемии, но ситуация с заболевшими выходит из под контроля.

Скорые забирают больных только с 52% поражением легких, больницы переполнены, а получить необходимый бесплатный антибиотик можно только при официально поставленном диагнозе. Получается, что деньги на импортозамещение тратятся, сырье не закупается. Деньги тратятся в никуда. Люди, которые лечатся на дому, не могут приобрести лекарства — их просто нет.

Локдаун 2014 года, который, казалось бы, должен был помочь перейти российской фармацевтике на новые рельсы, показал все безалаберное отношение наших чиновников и бизнесменов к людям. Первые косметические решения были приняты, и Минпромторг разработал программу, благодаря которой были выделены большие деньги отечественным фармацевтам. Но как показала статистика, вместо того, чтобы отойти от импортозамещения, российская фарма наращивала его, прикрываясь производством лекарств на территории России. Игроки рынка закупали за рубежом фарматериал, и это не позволило стране устранить зависимость от поставок зарубежного сырья. В условиях начавшейся пандемии это поставило под удар жизни людей.

Как могло получиться, что в 2020-м году мы имеем такую же смертность, как и в годы войны? Как могло получиться так, что крупные фармкомпании годами игнорируют постановления правительства и поручения президента? Как могла сложиться ситуация, когда безопасность страны в такой важной отрасли никак не контролируется самим государством? Ещё раз: речь идет о пропаже в аптеках по всей стране как жизненноважных лекарств, так и элементарных противовирусных препаратов. Хочется верить, что подобными вопросами задаются сейчас не только в редакции Readovka. Однако есть ощущение, что эти трагические события, которые происходят у нас на глазах прямо сейчас, не будут иметь никаких критических последствий для многомиллиардных бюджетов фармкомпаний. Ведь самое главное в этой истории — деньги, а не жизни россиян.

Подробнее на: «Readovka»

Фото: vse42.ru

Сейчас на главной
Статьи по теме

Популярное за неделю